Previous Entry Share Next Entry
Моя маленькая победа и сокрушительное поражение
1
bender1000

Прочитал Федин пост. Решил тоже написать, как это было у меня. Не написал сразу, потому что не мог. Потому что был  обманут, унижен, раздавлен и даже немножко напуган. Обо всем этом и о многом другом - ниже.


Предыстория (опц.)

Так как после 4 декабря я ничего не написал, то сейчас напишу про выборы президента, чем они были для меня - все три зимних месяца, начиная  с 1 декабря 2011 и заканчивая 5 марта 2012. 

1 декабря я заявился наблюдателем на участок недалеко от свого дома.
4 декабря там прошли выборы. Я был там с утра до глубокой ночи. Я не зафиксировал ни одного нарушения и мне не к чему было придраться. На моем участке все прошло кристалльно чисто.
5 декабря я прилип к монитору. Я смотрел online-трансляции из Москвы. Я видел тысячи людей, которые вышли на улицы, потому что, как и я, были возмущены сотнями и тысячами нарушений на выборах. Я смотрел на них и думал: "неужели... да нет, не может быть... или все-таки?"
6 декабря все продолжилось. И я подумал - а не двинуть ли туда, в Москву? Пообщался об этом с  [info]etern и [info]pti_polika и решил, как сказала Полина, что "мы нужны в своих городах". И не поехал. Начал искать, будет ли что у нас в Казани. И нашел. Но там все было как-то смутно и непонятно. Я предложил собраться активным людям и обсудить, что делать. 
7 декабря я встретился с этими людьми. Разными, интересными, яркими. Мы решили действовать. Несколько дней мы обсуждали, как себя вести, как бороться с провокаторами, как провести наш митинг на законных основаниях. 
9 декабря я получил мегафон и отправился в местое СМИ, рассказать о предстоящем митинге: http://116.ru/newsline/2011/12/09/#465575
10 декабря всех организаторов прикрыли. Кто-то так и не вышел из дома - у подъезда дежурили крепкие ребята. Кто-то вышел - и поехал в больницу. Кто-то задержался в центре "Э". Меня взяли в торговом центре - я был похож по описанию на грабителя, который отобрал у кого-то там телефон. 2 часа беседовал с начальником РОВД, а он поглядывл на часы. Когда митинг уже закончился - с меня взяли показания и отпустили. Мы решили продолжать.
15 декабря я беседовал уже с начальником полиции города. Очень вежливо, без пугалок. Хитрый лис.
18 декабря выступил на митинге коммунистов. Говорил, что все должны идти наблюдателями. Неважно от кого - просто идти.
26 декабря мы провели согласованный митинг. Я был ведущим. У нас выступил Noise MC: http://www.business-gazeta.ru/article/51748/

Новый год

Потом был новый год, и прочее разное. Был еще митинг, еще общение с полицией, еще подготовка, еще призывы идти наблюдателями, встречи с партиями, от кого можно пойти наблюдателями, встречи с теми, кто может научить наблюдательству, распространение этой информации. Мы делали что могли.

Нет, мы не работали на износ. Но мы не сидели сложа руки. Делали, что могли.

Я действительно потратил немало сил. И это, мне кажется, дало результат. События в Москве, тысячи роликов, миллионные перепосты, наша работа, работа союзников – КПРФ и Прохоровцев – сделали свое дело. Вся Казань была полностью накрыта сетью наблюдателей. По 2-3 человека, кому мы могли доверять, было на каждом участке.

4 марта

Я был в мобильной группе. Мы с девушкой ездили по Московскому району города Казани, заезжали во все участки. Я регистрировался как наблюдатель от СМИ, снимал участок, снимал всех – председателя, членов УИК, наблюдателей.

Вот пример. Можно посмотреть на лица этих людей. О них речь пойдет ниже.




Всего я успел посетить в этот день 25 участков. Моя цель была найти самый проблемный. Где определенно будут фальсификации, где нужно быть после 20:00.

И я его на свою голову нашел.

Еще днем оттуда удалили параллельную мобильную группу – якобы мешали работе комиссии. Мы тут же приехали туда, засняли все это дело. И по лицу председателя мне, в сущности, стало ясно, где я буду вечером.

На остальных участках все было неплохо. Все улыбались, наблюдатели-союзники говорили, что проблем нет, да и беглый осмотр и опрос насчет схемы участка, расположения урн, количества выданных бюллетеней для голосования вне участка, просьба посмотреть соответствующую документацию – ничто не предвещало проблем. На паре участков были беседы на повышенных тонах, но только потому, что люди не знают законов, а знают фразу «вы не имеете права вмешиваться в мою личную жизнь, вы не имеете права меня снимать». Это всё мелочи.

Начало веселухи
Где-то около 19:15, уже совсем вымотанный, я находился возле 176 УИКа. Мы болтали с девушкой, которая меня возила, я отдыхал. Обсуждали нескольких молодых людей, которые стояли возле УИКа и чему-то смеялись. Очень гоповатые были ребята, даже «полукриминального» вида. Они то уходили, то возвращались.

В 19:40 мне звонит мой товарищ и сообщает, что на этом участке произошла потасовка. Я отправляюсь внутрь. Действительно, какие активные действия там произошли. Я снимаю передвижения людей, и неожиданно для меня один из тех молодых людей, которые стояли на улице, а теперь оказались тут, начал пытаться выбить у меня из рук камеру. Я мягко от него уходил, так что у него ничего не вышло.

Конфликт вроде бы разрешился, но меня все равно просили не снимать. Я объяснял, что я не мешаю им, что я снимаю как представитель СМИ, что я имею на это право. Тот же самый молодой человек несколько раз очень агрессивно огрызнулся в мою сторону, и всем своим видом дал мне понять, что после того, как я выйду на улицу, я в лучшем случае могу распрощаться со всеми видеоматериалами, а в худшем – и со здоровьем.

Один из наблюдателей – самый адекватный из всех, как потом выяснилось, посоветовал быть мне очень осторожным. Я спросил его про этих гопничков, и он ответил коротко и ясно: «Это враги».

Вот так я в первый раз в жизни увидел настоящих врагов. Которые не просто хотели отмутузить меня или что-то у меня отнять, а людей, которые принадлежали к вражескому лагерю, и были готовы драться.

Стукнуло 20:00. Мои вещи остались в машине. Я сглупил и не забрал их. Через полчаса по телефону с девушкой мы решили, что она отвезет вещи в штаб.

На участке же в это время ничего не произошло – дверь не заперли. Еще больше часа члены УИК и некоторые наблюдатели свободно выходили и заходили на территорию участка. Это, конечно, нарушение.

Я не вышел, потому что я не был в списке «лояльных», и назад бы я не вернулся.

Потом члены УИК, вместо того, чтобы перейти к погашению неиспользованных бюллетеней, начали работать со списками избирателей. Еще одно нарушение.

По обоим я потом написал жалобу и отдал председателю, а он их принял – но все это значительно позднее.

Как с участка выгнали сотрудника ТИК
А после 20:00 началась история с изгнанием одного из наших союзников – девушки, которая была членом ТИК, и ее не могли просто так выгнать. Поэтому прибегли к административному ресурсу. Старлей полиции попросил ее выйти с участка, чтобы они могли проверить ее вещи, опросить ее и так далее: у какой-то девушки пропал телефон, и она хотела его вернуть. Короче, на нашу девушку повесили старое доброе подозрение – похищение телефона. Само собой. Кому и когда еще воровать телефоны, как не члену ТИК во время голосования на выборах президента.

Она очень долго отказывалась выходить – и совершенно правильно это делала. Но трудно отказать, когда несколько крупных мужчин настоятельно рекомендуют выйти. Она знала, что не войдет обратно, но после того, как председатель УИК на две видеокамеры сказал, что она сможет вернуться обратно, она сдалась и вышла. Конечно, назад она уже не вошла.

Председатель и другие мудаки просто обманули ее, они солгали и нарушили слово.

Потом начался долгий период общения с членами УИК. Они требовали, чтобы мы сидели далеко и не подходили к ним, потому что мы им мешали. Мы объясняли, что имеем право и смотреть и снимать, и что мы им не мешаем. Эта шарманка крутилась больше часа.

Потом председателю пришла жалоба от наблюдателя от СР, где он жаловался, что мы – наблюдатели от прессы – мешаем работать УИКу. По этому предложению провели голосование – решено было нас прогнать. Правда, после этого ничего не произошло. Я не понял, почему. Мы продолжали стоять и смотреть, на нас продолжали ругаться. Один дядечка гневно накричал на меня: «мы уже один раз проголосовали за ваше удаление, можем и второй раз проголосовать, и третий». Я не понял, что он имел ввиду. Видимо, то, что их решения не обладают ни законностью ни легитимностью, раз они после них нас не удаляют, хотя должны бы. Зачем второй-то раз голосовать?

Напряжение росло. Председатель надолго ушел в какую-то дверь. Видимо, говорил по телефону с ТИКом.

Предложение взятки
Когда он вернулся, двое «мутных» наблюдателей позвали нас «в курилку». Там произошел доверительный разговор с председателем – без камер и съемок. Условно и коротко это звучало так:

- Ребята, поймите, мы люди подневольные, нас заставляют.
- Понимаем. По-человечески мы вас хорошо понимаем.
- Может быть, вы просто посидите спокойно, а мы все быстренько подсчитаем?
- Нет, к сожалению, нет. На такую сделку, в том числе с совестью, мы пойти не можем.
- Ну и что тогда? Будем до утра сидеть?
- Вызовите полицейских да удалите нас – вы же уже проголосвали.
- Угу. Угу. Вы что, идейные?
- Ну, да. Нам за это не платят.
- (Пауза) Председатель: ну давайте мы заплатим…
- Нет. К сожалению, нет.

Нам предложили взятку. Может быть, надо было взять, попробовать это заснять, но уже ни сил не было ни желания. Мы просто хотели делать то, что мы должны были делать, и мы были готовы, если что, досидеть до утра.

Наше упорство оказалось не напрасным. После того, как нас не удалось запугать, уговорить и купить, члены УИК все же перешли к погашению неиспользованных бюллетеней. Я считаю это нашей маленькой победой. Мы спасли 588 голосов, которые, если бы мы ушли, отправились бы Вовчику.

К этому времени, часов 11, к участку подъехали мои товарищи, вторая мобильная группа. Они позвонили мне и сказали, что возле участка околачивается десяток людей той самой «полукриминальной» наружности. Новости это, конечно, были не из лучших.

Наконец, после еще многих минут криков и обвинений – с одной стороны – и спокойный объяснений – с другой, нам все-таки вручили бумаги, в которых было написано, по какой причине и по чьей инициативе нас удаляют.

Еще одного моего товарища удалили незаконно, потому что в 20:00 его отказались регистрировать как наблюдателя, и по сути он 3,5 часа просидел в УИКе как простой гражданин, и на вопрос к председателю: «вы что, меня все это время не видели» - он получил ответ: «не видел». Полицейский силой (хотя он не сопротивлялся, а только с юморцой кричал, что его незаконно и силой удаляют с участка) вытолкал его наружу. За ним и мы вышли в холл.

Как нас караулили
Насколько мне сообщил товарищ на улице, прямо рядом со входом нас ждали эти самые товарищи. Спрятать камеру мне было некуда, я был без куртки. И мне совсем не хотелось ее терять. Я обратился к полицейскому и сказал: нас там ждут десять ребят, и собираются отнять камеру и побить.

Он ответил, что я должен написать объяснение, почему я считаю, что в отношении меня может быть совершено преступление. Пока я это писал, поражаясь идиотизму системы, выяснилось, что мне нужно написать еще и просьбу в оказании помощи. Кроме того, он посмотрел моё объяснение и сказал, что я указал некоторые данные, и если они не подтвердятся, то в отношении меня можно будет начать уголовное преследование.

Я просто охренел, наконец к концу дня у меня сорвало большую часть тормозов, я высказал ему все, что думаю про эту систему, про выборы, про эту их полицию, и про то, что они зря расстраиваются, что им не доверяют и не обращаются к ним за помощью – а он сам об этом говорил буквально несколько минут назад: «Меня сейчас побьют, разобьют камеру, а вы мне угрожаете уголовным преследованием – как я после этого могу нормально относиться к полиции?»

Короче, эмоциональный напор сыграл все-таки, просьбу писать не пришлось, а просто добавил несколько слов в объяснении, в том числе тех, чтобы до меня потом не докопались – полицейский их мне надиктовал.
Потом он позвонил своим.
А вот что происходило на улице, как рассказывают мне мои товарищи:

К тому времени гопнички отошли подальше от входа, стояли у угла здания. А рядом с ними стоял полицейский бобик. И они общались между собой. Потом внезапно бобик отъехал и подъехал ко входу.

Мы вышли, обошли бобик с правой стороны, и нырнули в машину к своим, устно поблагодарили полицейского за то, что сопроводил нас до машины – и уехали. То есть - и это было очевидно также по тому, какие разговоры вел перед этим наш полицейский, и как он просил "отвести своих", эти ребята - силовая поддержка, специально подогнанная для того, чтобы противодействовать работе наблюдателей и бог знает зачем еще. Потом мне сказали, что это - "Азинские", а наш УИК состоял из работников Московского рынка. Полиция заодно с бандитами. Но от прямой документальной просьбы уже не отмахнулась. И на том... впрочем, не за что.

Мы приехали в штаб, я забрал свои вещи, дал интервью нескольким журналистам, рассказали мы обо всех нарушениях, показали копии жалоб и так далее. Потом вышли, сели в машину и поехали разъезжаться по домам. Играла какая-то музыка, а я сказал: «что за херня у тебя играет? Включай уже Эхо».

Вот и всё
И он включил Эхо. И по Эхо передали, что у Путина – больше 60%. Отметили кавказские республики и отдельно отметили Татарстан, на котором Путин уверенно набирает 85% голосов.

«В моих глазах все помутилось,
Ослабли ноги до колен,
Как понял я, что снова Путин
И снова ни за сучий хрен».

И после этого я уже не мог ни думать, ни говорить о политике, потому что снова я видел впереди только круглую стабильность.

После длинного ожидания, после маленькой и слабой, но такой живой надежды, после длинного, трудного, напряженного дня, после перепалок¸ злобы, эмоционального и морального напряжения, после многих часов на ногах, после всего этого – просто так, как щенка, выбросили на улицу. Я не знаю даже, что это за чувство, я, кажется, никогда его не испытывал. Какая-то обида. Разочарование. Слабость. Грусть. Вот и все.

Вот и все, чего мы добились.

Результаты нашего УИК

А вот результаты по нашему, 176 участку, откуда нас удалили.

Число избирательных бюллетеней, полученных участковой избирательной комиссией    2100
Число погашенных избирательных бюллетеней    588
Число действительных избирательных бюллетеней    1512

Жириновский Владимир Вольфович - 4, 0.26%
Зюганов Геннадий Андреевич - 101, 6.68%
Миронов Сергей Михайлович - 16, 1.06%
Прохоров Михаил Дмитриевич - 90, 5.95%
Путин Владимир Владимирович - 1301, 86.04%

Вот они. 86%, которыми и отличился Татарстан в голосовании за Путина.


Дальше?

В мае еду в Москву. Чего и вам желаю. 7 мая будет инаугурация. Для Путина – почти коронация. Там ему будут присягать.

Как-то в истории России достойные люди уже вышли на площадь, чтобы не дать этому случиться. Пожалуй, и нам пора.


  • 1
Написал бы "обращайтесь", но довольно редко в последнее время в ЖЖ пишу.

  • 1
?

Log in